Обычная версия     Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Росморречфлот
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО
МОРСКОГО И РЕЧНОГО ТРАНСПОРТА

Министерство транспорта РФ
сегодня
17 октября 2019
29 сентября 2019, 20:32

Всемирный день моря – 2019 нацелен на растущее участие женщины в морской отрасли, России есть чем поделиться в этой связи

МОСКВА. Всемирный день моря, отмечавшийся в России и других странах 26 сентября, возможно, впервые за 41 год существования этого праздника совместил технологические, правовые, организационные,  гуманитарные и гендерные вопросы перспективного развития морской отрасли. В 2019 году Всемирный день моря, учрежденный по инициативе ООН и Международной морской организации (ИМО) на  в 1978 году, проходит под официальным девизом «Расширение прав и возможностей женщин в морском сообществе».  

Тема, безусловно, комплексная, интегрирующая в своем составе десятки экономических, социальных, психологических, образовательных, культурных и прочих факторов, имеющих отношение к тому, что морская и смежные отрасли все еще являются самыми изолированными от участия в них женщин: моряки, рыбаки, докеры, путейцы, представители портовых властей и управленцы – на таких должностях в основном заняты мужчины. По данным ИМО, в торговом флоте трудятся лишь 2% женщин от общего числа занятых там моряков.

Вместе с тем, исторически именно наша страна внесла особый вклад в реальное расширение прав и возможностей женщин в традиционно «мужском» мире промышленности и транспорта, в том числе, в авиационном и морском сегменте последнего. Так, имена советских женщин-авиаторов, обладательниц множества мировых рекордов, облетели весь мир еще в 30-е годы ХХ века, еще сотни имен добавила в этот славный список Великая Отечественная война. На море и реке наши женщины тоже задали, как сейчас говорят, мировые тренды на много десятилетий вперед. Заменив ушедших на фронт мужей и братьев, женщины пришли в цеха судостроительных предприятий, на мостики и машинные отделения морских и речных судов, на причалы отечественных портов.     

В прошлом году по стране прошла целая серия событий и общественных акций, приуроченных к 110-й годовщине со дня рождения первой в мире женщины-капитана дальнего плавания Анны Ивановны Щетининой.

Во Владивостоке в музее МГУ имени адмирала Г.И.Невельского была открыта юбилейная выставка, посвященная славному капитанскому пути А.И.Щетининой, навечно занявшей особое место в Галерее Славы Морского университета и всей морской отрасли нашей страны.

Начав матросом на Камчатке после окончания судоводительского отделения Владивостокского морского техникума, Аня Щетинина в 24 года – уже штурман, а в 27 – капитан. В 1938 году 30-летней Анне Ивановне поручают практически с нуля создать Владивостокский рыбный порт и она блестяще справляется с этой задачей за полгода.

В тяжелейших условиях первых месяцев войны Анна Щетинина на пароходе «Сауле» под градом немецких бомб и атак немецких подлодок  осуществляла снабжение армии в Прибалтике, участвовала в эвакуации Таллина. Время было скупым на награды, но капитана Щетинину посчитали достойной боевого ордена Красной Звезды. С осени 1941 года А.Щетинина вернулась на Дальний Восток, где до конца войны обеспечивала стратегические перевозки, в том числе, доставляя грузы по ленд-лизу.

После войны Анна Ивановна вела огромную общественную и преподавательскую деятельность. За мужество и отвагу, проявленные в годы Великой Отечественной войны, и заслуги в развитии морского транспорта А.И.Щетинина награждена двумя орденами Ленина, орденами Отечественной войны II степени, Красной звезды, Трудового Красного Знамени, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» и «За победу над Японией». За трудовой героизм ей были присвоены звания Герой Социалистического труда, заслуженный работник транспорта РФ.

Скончалась Анна Ивановна в 1999 году. Наряду со школой №16 и сквером во Владивостоке именем этой замечательной женщины назван мыс на побережье Амурского залива, городские улицы, но главным мемориалом легендарному капитану стала благодарная память тысяч моряков, ребят и девушек, которым она проложила курс в океанские просторы.

Сегодня в МГУ имени Г.И.Невельского, где доцент кафедры «Управление судном и его техническая эксплуатация» А.И.Щетинина подготовила несколько поколений прекрасных специалистов, десятки девчонок идут по морской стезе, открытой для них Анной Ивановной, проходят плавпрактику на учебных судах, в том числе, парусных.

Как в реальности это происходит поможет ощутить фрагмент из честного рассказа о гонке учебного фрегата «Надежда», участвовавшего в «СКФ Дальневосточной регаты учебных парусников 2018», спецкора Морского университета Юлии Масловой, посвященного нашим современницам, которые избрали для себя карьеру капитана морского судна.

 «Девочки на «Надежде», их 15 человек: 10 радиоинженеров и пять – будущих судоводителей-капитанов. Моя камера непрерывно выхватывает их и из строя и из авральной толпы курсантов, подмечает на палубе во время отдыха, на вахтах, дежурствах, в незамысловатом корабельном, суровом быту. Камера как будто подглядывает за девочками и неотрывно за ними следует. На какие вопросы пытаюсь найти у них для себя ответы? Почему это так важно для меня?

 Собственно ответ, на самом деле, очевиден, через этих девушек, как сквозь призму, преломления времени, я пытаюсь разглядеть самое себя и найти ответ на вопрос, промучивший меня всю мою сознательную жизнь. Женщина на корабле, да или нет? Шекспировское: «Быть или не быть, вот в чем вопрос?»

Когда-то, давным-давно, когда я была в том же возрасте, как и эти девчата, я решительно ответила себе и миру: «Нет! Не бывать этому!» Я запрятала это свое тайное, сокровенное, для меня почти стыдное желание, в самый-самый дальний рундучок своего сознания-подсознания. Так, чтобы не только никто из окружающих не мог узнать об этом, как мне тогда казалось почти неприличном своем желании – служить и работать на корабле, но и от себя самой.

Разумеется, промежуточный, допускаемый обществом вариант корабельной службы – коком, буфетчицей, официанткой, уборщицей и т.д. – меня не устраивал. Нет, речь шла только о капитанском мостике. Раз мостику не бывать, то надо поскорее забыть об этом, стереть из памяти, перестать себя мучить. Не помогло, не запряталось, не случилось. Я ушла на чужую дорогу. А эти заячьи трусливые уши, не позволившие самой своей главной мечте сбыться, вопреки всему, вопреки традициям, вопреки общественному мнению, всю жизнь торчат из меня, и заставляют искать хитрые, обходные тропы для реализации самое себя в море.

И вот передо мной, те, кто не стал, как я, скакать трусливым зайчишкой, петлять, наворачивать, запутывать собственные следы, а пошел своей, прямой дорогой, вперед, к своей заветной мечте, вопреки всем и всему. Я слушаю их, и задаю вопросы, пытаюсь понять: «Как и почему, что заставило их сделать непростой, а для меня невозможный когда-то выбор, – пойти в традиционно, веками сложившуюся, суровую, опасную, ответственную, тяжелую и даже в наши демократические времена, в основном, чисто мужскую профессию. Попрать, забыть, отринуть вот это вековое, везде и во всех странах провозглашенное, моряками мужчинами, что женщина на корабле – к несчастью. Женщинам на корабле – не место!

И пусть бесконечно милосердно простят меня десять девочек радисток-первокурсниц. Ведь они наравне со всеми проходят сейчас на «Надежде» свою первую морскую практику. Девчата не только стоят вахты, работают, учатся, а во время парусных авралов голыми ручками тянут тяжелые, грубые, сдирающие кожу на ладонях даже у парней, шкоты, фалы, ниралы на палубе… Идут вверх на реи от грота до брамселя распускать и укатывать прямые паруса и в ветер, и в проливной дождь, и под палящим солнцем и днем и ночью.

По большому счету, эти девушки-курсанты, которые в беседе признаются, что по окончании учебы видят свою работу только на берегу, они истинные героини. Они сейчас несут суровую, морскую службу на парусном корабле, управляет которым сила ветра и матросских рук как в позапрошлом веке. Они делают то, к чему не готовились, и не готовятся и не предназначены. И могли бы не делать, постоять на парусных авралах тихонько в сторонке, ограничиться только традиционными работами, уборкой, чисткой, мойкой и своей профессиональной учебой на мостике и в радиорубке. Могли. Но не стали, и несут опасную службу вместе с парнями на равных.

Вот они, пять, всего пять – Вика, Юля, Ира, Таня, Вика. Знакомимся. Пытаюсь их как-то разговорить. И, неожиданно, получается. Первые мои вопросы: «Вспомните, как и почему после окончания школы вы оказались здесь, в бурсе, на факультете будущих капитанов? Был ли выбор? Случайно ли это решение или продуманно?» И несмотря на то, что все девушки очень разные и по-разному увлеченные, от Тани – с ее детской влюбленностью и, пока на всю ее жизнь, в высоченные мачты «Надежды», и мечту о бом-брамселе, которую она с успехом воплотила, – до Вики, окончившей художественную школу. Она даже внешне сильно отличается от всех остальных какой-то особой утонченностью и единственной, естественно, в силу художественного вкуса, которая разнообразит морскую форму чем-то еще, и кому ежедневное и еженощное ее ношение и на море и на суше дается с трудом.

Так что коллективный ответ, выглядит так: «Да, сознательно выбирали именно военную или полувоенную профессию». Разброс выбора у девчат был – от космических войск до МВД и колледжа службы исполнения наказаний. Выбирали именно службу за порядок, за дисциплину, за возможность сразу после школы вести самостоятельную, независимую от родителей жизнь, за будущую свою финансовую самостоятельность, за твердое положение в обществе, социальные гарантии и льготы. Не смущало, а скорее наоборот, привлекало, ношение формы, казарменное положение обучения на первых курсах и свое явное меньшинство в большом мужском коллективе как обучающихся, так и обучающих.

Правда, девушки с сожалением признаются, что грезы по поводу того, что окружать их будут сплошь благородные, дисциплинированные, эрудированные кадеты и офицеры довольно быстро рассеялись, но о своем выборе никто из пятерых, тем не менее, ни разу не пожалел.

Интересуюсь у девчат, а не встретили ли они непонимание, отпор своих близких, в приемной комиссии, у парней, что учатся вместе с ними? Сопротивление, отчуждение, протест, нежелание мириться с их выбором? Удивительно, но в большинстве своем ответ звучит: «Нет, не встречали». Или даже были поддержаны в их непростом, и все еще неоднозначно оцениваемым обществом, выборе. А там, где и было сопротивление, например родителей, то вскоре сменилось гордостью за свою дочь. Да, и однокурсникам нравится, что в роте рядом с ними учатся девушки. Что ж, общество развивается, меняется, следует за общими мировыми тенденциями. И, очевидно, лозунг: «Женщина на корабле – к беде, и им на судне не место», стоит похоронить окончательно и бесповоротно. Земной шар крутится и мир идет вперед, не стоит на месте. Нравится ли это кому-то или нет.

Мы беседуем с девушками о том, что сейчас для них является самым трудным в их учебе и службе? Удается ли им справляться с жизнью по «казарменным» правилам? Как даются дневные и ночные авралы, с забегом, в раскачивающиеся на 50-ти метрах небеса? Качка, немалые физические нагрузки? Но, к моему удивлению, самой трудной к четвертому курсу обучения для девчат, оказалось необходимость привыкнуть, смириться с множеством казарменных, дисциплинарных правил, исполнять которые нужно каждодневно и регулярно. Вот против чего часто бунтует их женское, иногда слишком рациональное, а иногда творческое, сознание!

Что же касается категорически невозможной для меня работе на высоте, вот здесь, сегодня и сейчас на «Надежде», то тут у меня выбор ответов невелик. Разброс укладывается между Таней и Юлей.

Таня, которая, судя по всему, просто не спускалась бы с бом-брамселя – самой верхней реи на мачте, поскольку, очевидно, получает так необходимый ее организму адреналин от работы на высоте. А Юля – самая скромная из всех по части высот, ограничивается верхним марселем – 30 метров, третий по высоте уровень прямых парусов.

Девчонки смеются. Говорят, что их боцманы сразу научили – не бойтесь, руки сами будут на высоте цепляться и держаться, чтобы выжить. Инстинкт все сам за тебя сделает. Меня это объяснение их героической работы на мачтах ничуть не устраивает и не вдохновляет, не помогает мириться, и спокойно смотреть на то, как они раскачиваются под небесами. Но с их ответами и весельем по поводу работы на высоте, мне, во всяком случае, приходиться смириться. И оным удовлетвориться!

Насчет семьи все рассуждают очень современно. В настоящее время они даже отказываются общаться с парнями, которые не готовы ждать их с моря, а предлагают тихую уютную семейную жизнь на берегу. Нет, и еще раз нет! Их избранник или сам должен быть таким же просоленным морским волком или быть готовым принять их такими как они есть, с их непростым, нелегким, не очень женским выбором профессии. Даже у мужчин моряков профессия часто оказывается помехой в семейной жизни… Что уж тут говорить о девочках?

Пожалуй, только Юля готова, если случится в жизни большая любовь и семья, выбрать семью, а не море. У остальных сейчас карьера, море, служба на мостике, работа, финансовая независимость – на первом месте. Да, они окончат МГУ им. адм. Г.И. Невельского и будут стремиться в море, пойдут четвертыми, третьими помощниками капитанов на суда. И видят для себя хорошие перспективы на то, чтобы состояться. А капитанами? Вы, правда, хотите и готовы в будущем стать капитанами? Принять на себя целиком и полностью ответственность за судно, людей, экипаж, пассажиров, груз? Готовы командовать подчиненными вам людьми, быть им примером не только на парадном приеме, но и во время шторма, качки, ураганного ветра, крена? Нет, пойти до конца и стать капитаном в будущем, из пяти девчонок готова на сегодня только одна. Остальные видят себя максимум в должности старпома. Ира и Юля вполне допускают, что походив какое-то время в море, оставят службу на мостике и найдут работу на берегу: порт, логистика, грузоперевозки... Специалисты такого уровня, которых выпускают на судоводительском факультете МГУ им. адм. Г.И. Невельского, с их отличными специальными знаниями и, конечно, отличным английским языком, будут нарасхват не только у нас в стране, но и за рубежом. А вот Таня и обе Виктории пока что рвутся в море и только в море, на мостик, стоять вахты, участвовать в управлении судном. В добрый путь, девчата! Так держать!»

Крупнейшее подведомственное предприятие Росморречфлота - ФГУП «Росморпорт», который является операторов флотилии учебных судов отраслевой образовательной системы, вносит достойный вклад в то, чтобы участие женщин в отрасли, где исторически доминировали мужчины, соответствовало канонам XXI века. На судах предприятия проходят практику курсанты профильных вузов и колледжей, и среди них немало девушек. Они стоят у штурвала, помогают в техническом обслуживании судна, учатся ходить под парусами, дежурят сигнальщиками на капитанском мостике, работают в машинном отделении, на камбузе, в курсантской столовой. Преподаватели отмечают, что девушкам-курсантам свойственна усидчивость, что позволяет им быть в числе лучших студентов. Так можно сказать об Анне Казаковой, учащейся МГУ имени адмирала Г.И. Невельского, которая проходит практику на УПС «Профессор Хлюстин». Для нее море – это призвание, а также отличная возможность продолжить династию семьи. На других судах – «Бора» и «Боспор» – в плавательную практику отправились курсанты ФГБОУ ВО «ГМУ им. адм. Ф.Ф. Ушакова», София Атмончян и Екатерина Коцюруба, которые вскоре планируют стать судоводителями.

Если раньше на морском флоте гендерная проблема звучала категорично, то сегодня спектр профессий продолжает расширяться. Мечту о службе на флоте могут осуществить многие девушки, причем, им доступны самые разные должности.

Наталья Белоконская на судах ФГУП «Росморпорт» с 2007 года – успела поработать на паруснике «Надежда», а затем перешла на ПУС «Мир», где сейчас занимает должность второго помощника капитана. Техник-механик по образованию Ольга Тишина была направлена на «Надежду» в 1996 году, и вместе с мужем, токарем парусника, связала свою жизнь с морем. Их сын продолжил морскую династию и сейчас работает старшим помощником капитана на том же фрегате, что и его родители.

Немало женщин – операторов СУДС, а также операторов ГМССБ ФГУП «Росморпорт». Они отвечают за безопасность мореплавания, несут радиовахту, участвуют в работах по поиску и спасанию терпящих бедствие. Практически ни одно судно не обходится без женщин на камбузе. Старший повар Людмила Кафанова уже 30 лет является участником длительных морских походов на ледоколах ФГУП «Росморпорт» – «Магадан», «Адмирал Макаров», «Ермак», «Красин».

Женщины становятся лоцманами, механиками, судоводителями и т.д. Среди руководства предприятия – директоров филиалов, заместителей директоров, начальников отделов – также немало представительниц прекрасного пола. А суда во всем мире все так же называют женскими именами, ведь моряки знают: море благоволит не только отваге, но и красоте. Не зря даже обряд спуска на воду нового судна не обходится без «крестной матери».

Кстати, есть все основания полагать, что дамы на флоте уже в недалеком будущем получат полное право носить тельняшки без необходимости проводить многие месяцы в переменчивых морях и океанах. Так, цифровая «революция» на транспорте, процессы автоматизации и начинающийся в мировой морской отрасли переход на безэкипажные суда предвещают переток сотен тысяч флотских специалистов на береговые рабочие места уже в среднесрочной перспективе. И в рамках этой тенденции, по мнению генерального секретаря ИМО г-на Китак Лим, у России, благодаря крепкой системе морского образования и мощной культуре мореплавания традиционно поставляющей на мировой рынок плавсостава квалифицированные командные кадры, есть серьезные конкурентные преимущества.      

В рамках Всемирного дня моря ежегодно проводится и связанное с ним параллельное мероприятие под эгидой ИМО в одной из стран-участниц данной организации. В этом году такое мероприятие проходило в Колумбии. В 2022 году эстафету по проведению параллельного Дня моря примет Россия.


< Назад